4 страница. – Что ж. – Она встала

– Что ж. – Она встала. – Нам лучше отправиться назад, шеф.

– Верно. – Я кивнул, вставая. – Дорожка петляет, не обязательно возвращаться тем же путем.

– Хорошо. – Она с улыбкой взяла меня за руку. – Тогда пошли.

Мы отправились в путь.

– Ты рад, что приехал сюда? – спросила она.

– Угу; здесь так красиво, – ответил я. Поначалу я сомневался, стоит ли брать в поход четырех маленьких детей. Но в детстве я никогда не бывал в таких поездках, так что не с чем было сравнивать. – Думаю, у нас здорово получается, – сказал я.

Тогда я этого не знал, но намерение Энн отправиться в путешествие, вопреки ее сомнениям по поводу того 4 страница. – Что ж. – Она встала, стоит ли пробовать что-то новое в период душевного стресса, было вызвано желанием открыть новый чудесный мир не только для нас, но и для детей.

Тем временем мы подошли к месту, где дорожка разделялась на две. В начале правой тропинки висел знак, предупреждающий туристов о том, что сюда идти не следует.

Энн посмотрела на меня с тем самым, присущим ей выражением «маленькой проказницы».

– Пойдем сюда, – сказала она, потащив меня к тропинке справа.

– Но сюда нельзя, – возразил я, желая играть по правилам.

– Пошли, – настаивала она.

– Хочешь, чтобы нам на головы рухнуло подгнившее дерево? – припугнул я ее.

– Мы убежим, если 4 страница. – Что ж. – Она встала оно начнет падать, – сказала она.

– Ох… – Я запричитал, качая головой. – Мисс Энни, вы плохая, – сказал я, изображая Хэтти Макдэниел в роли Мамушки из «Унесенных ветром».

– Ага.

Она согласно кивнула и повела меня к дорожке справа.

– Плохое оправдание для лесника, – заметил я.

Несколько мгновений спустя мы оказались на наклонном участке скалы, спускающемся к краю утеса, который был от нас всего ярдах в пятнадцати.

– Видишь? – сказал я ей, стараясь не улыбаться.

– Хорошо, тогда вернемся, – согласилась она, подавив улыбку. – По крайней мере, теперь мы знаем, почему нельзя было сюда идти.

Я посмотрел на нее с притворной суровостью.

– Ты всегда приводишь меня туда, куда идти не 4 страница. – Что ж. – Она встала следует, – сказал я.

Она кивнула с довольным видом.

– В этом моя обязанность – делать твою жизнь увлекательной.

Мы стали перебираться через вершину ската, направляясь в сторону другой тропинки. Поверхность скалы была скользкой от слоя сухих игл, и мы шли друг за другом, я – сзади.

Энн прошла лишь несколько ярдов, когда вдруг оступилась и упала на левый бок. Я бросился к ней и тоже поскользнулся. Пытался встать, но не мог. Меня разбирал смех.

– Крис.

Ее встревоженный голос заставил меня быстро взглянуть в ее сторону. Она стала скользить вниз по скату, и каждая попытка остановиться приводила к тому, что она сдвигалась 4 страница. – Что ж. – Она встала еще дальше вниз.

– Не шевелись, – сказал я. Мое сердце вдруг сильно забилось. – Раскинь пошире руки и ноги.

– Крис… – Голос ее задрожал. Она старалась делать, как я говорил, но соскальзывала все дальше. – О Господи, – в испуге бормотала она.

– Замри, – велел я ей.

Она послушалась и почти перестала соскальзывать. Я неуклюже поднялся на ноги. Мне было не дотянуться до нее. А попытайся я подползти к ней, мы оба заскользили бы к краю.

Я снова поскользнулся и упал на одно колено, зашипев от боли. Потом осторожно подполз к верху ската, на ходу разговаривая.



– Не двигайся сейчас, просто не двигайся, – говорил я. – Все 4 страница. – Что ж. – Она встала будет хорошо. Не бойся.

И вдруг все вернулось опять. Это уже когда-то было. Я мгновенно испытал облегчение. Я найду упавшую ветку, протяну ей вниз и вытащу ее на безопасное место. А потом обниму, расцелую, и она…

– Крис!

Ее крик заставил меня вздрогнуть. Пораженный ужасом, я смотрел, как она соскальзывает к краю.

В панике позабыв обо всем, я нырнул вниз по скату, устремившись к ней и вглядываясь в ее побелевшее от ужаса лицо.

– Крис, спаси меня, – молила она. – Спаси меня. Пожалуйста, Крис!

Я в ужасе закричал, когда она, оказавшись на краю, пропала из виду. Послышался жуткий крик.

– Энн! – истошно 4 страница. – Что ж. – Она встала завопил я.

Я резко проснулся с сильно бьющимся сердцем, быстро поднялся и огляделся по сторонам.

У дивана стояла Кэти, помахивая хвостом и поглядывая на меня с выражением, я бы сказал, озабоченности. Я положил руку ей на голову.

– Ладно, ладно, – пробормотал я. – Сон. Мне приснился сон.

Почему-то мне показалось, она поняла мои слова. Я приложил к груди правую ладонь и почувствовал тяжелые удары сердца. «Почему мне приснился этот сон? – недоумевал я. – И почему он окончился совсем не так, как было в действительности?» Вопрос не давал мне покоя, и я огляделся по сторонам, потом позвал Альберта по имени.

Я вздрогнул от 4 страница. – Что ж. – Она встала неожиданности, когда он в тот же миг – да, Роберт, именно в тот же миг вошел в комнату. Он улыбнулся, видя мою реакцию, потом, присмотревшись, понял, что я чем-то встревожен, и спросил, в чем дело.

Я рассказал ему о сне и спросил, что это может значить.

– Возможно, это был какой-то символический «след», – сказал он.

– Надеюсь, больше не осталось, – содрогаясь, проговорил я.

– Это пройдет, – уверил он меня. Вспомнив, как стояла около меня Кэти во время пробуждения, я сказал об этом Альберту.

– У меня было странное ощущение, что она понимает мои слова и чувства, – сказал я.

– Здесь существует такое понимание 4 страница. – Что ж. – Она встала, – откликнулся он, наклоняясь и гладя ее по голове. – Правда, Кэти?

Она помахала хвостом, глядя ему в глаза. Я выдавил из себя улыбку.

– Когда ты сказал: «подумай обо мне, и я приду», ты не шутил.

Он с улыбкой выпрямился.

– Здесь так и бывает, – согласился он. – Когда хочешь кого-то увидеть, стоит лишь подумать о нем, и этот человек появится. Разумеется, если он этого хочет – как я хотел быть с тобой. Ведь у нас с тобой всегда было родство душ. Даже если нас разделяли годы, мы были, так сказать, на одной волне.

Я в изумлении заморгал.

– Повтори это! – попросил я 4 страница. – Что ж. – Она встала.

Он повторил, и у меня челюсть отвисла, не сомневаюсь.

– У тебя губы не шевелятся, – вымолвил я. Он рассмеялся при виде моего лица.

– Как получилось, что я не замечал этого раньше?

– Я раньше так не делал, – признался он. Его губы не двигались. Ошеломленный, я уставился на него.

– Как же я могу слышать твой голос, если ты не разговариваешь?

– Так же, как я слышу твой.

– Мои губы тоже не шевелятся?

– Мы общаемся через сознание, – ответил он.

– Невероятно, – сказал я. Подумал, что сказал.

– По сути дела, здесь довольно сложно разговаривать вслух, – услышал я его голос. – Но большинство вновь прибывших некоторое время не 4 страница. – Что ж. – Она встала осознают, что не пользуются голосами.

– Невероятно, – повторил я.

– Но как эффективно, – сказал он. – Язык – скорее барьер для понимания, нежели содействие. Кроме того, посредством мысли мы в состоянии общаться на любом языке без переводчика. И еще, мы не ограничены словами и предложениями. Качество общения улучшается благодаря вспышкам чистой мысли.

– А теперь, – продолжал он, – поскольку я носил этот костюм, тебя не удивит мой внешний вид. Если не возражаешь, я вернусь к своему естественному одеянию.

Я понятия не имел, что он хочет этим сказать.

– Хорошо? – спросил он.

– Конечно, – сказал я. – Не знаю, что…

Вероятно, это произошло, пока я моргал. На Альберте 4 страница. – Что ж. – Она встала больше не было белой рубашки и брюк. Вместо этого на нем появилась мантия, цвет которой гармонировал с окружавшим его сиянием. Длиной до пят, она свисала красивыми складками и была перехвачена в талии золотым пояском. Я заметил, что Альберт босой.

– Ну вот, – сказал он. – Так мне гораздо удобнее. Я уставился на него – боюсь, несколько невежливо.

– Мне тоже придется носить такое? – спросил я.

– Вовсе нет, – сказал он. Не знаю, что было написано у меня на лице, но мой вид явно его развеселил. – Выбор за тобой. Что пожелаешь.

Я оглядел себя. Признаюсь, немного странно было увидеть ту же одежду, что была на мне 4 страница. – Что ж. – Она встала в день аварии. И все же я не представлял себя в мантии. Она казалась мне чересчур «божественной».

– А теперь, – молвил Альберт, – возможно, тебе захочется получить более полное представление о том, где ты находишься.

В ТОМ-ТО И ПРОБЛЕМА

Когда мы вышли из дома, случилось нечто странное. Во всяком случае, мне это показалось странным. Альберт же не удивился. Даже Кэти не прореагировала так, как можно было ожидать.

Появившаяся в небе жемчужно-серая птица стремительно опустилась на левое плечо Альберта, заставив меня вздрогнуть.

Слова Альберта поразили меня еще больше.

– Это та птица, за которой ухаживала твоя жена, – сообщил он. – Я 4 страница. – Что ж. – Она встала берегу ее для Энн.

– Птица, за которой ухаживала моя жена? – удивился я и невольно взглянул на Кэти.

В жизни при виде птицы она залилась бы неистовым лаем. Здесь собака оставалась совершенно спокойной.

Альберт объяснил, что Энн постоянно занималась ранеными птицами, выхаживая их. Все спасенные ею птицы – а их были десятки – находились здесь, в Стране вечного лета, ожидая ее. Альберт знал даже, что одно время местные ребятишки звали Энн Птичьей Леди Хидден-Хиллз.

Я мог лишь покачать головой.

– Невероятно, – сказал я.

Он улыбнулся.

– О, ты увидишь вещи куда более невероятные, – пообещал он и, погладив птицу, обратился к ней: – Как поживаешь?

Я не удержался 4 страница. – Что ж. – Она встала от смеха, когда птица затрепетала крыльями и зачирикала.

– Не хочешь ли ты сказать, что она ответила? – спросил я.

– Да, по-своему, – согласился Альберт. – То же самое, что с Кэти. Скажи ей: «Привет!»

Мне было немного неловко, но я сделал, как он сказал. Птица мгновенно уселась на мое правое плечо, и мне и вправду показалось, Роберт, что между нами произошел какой-то обмен мыслями. Не знаю, как передать, что именно это было, знаю только, что это было очаровательно.

Потом птица снова взлетела, и Кэти напугала меня, пролаяв один раз, словно с ней прощаясь. «Невероятно», – подумал я, когда 4 страница. – Что ж. – Она встала мы стали удаляться от дома.

– Я заметил, что в доме нет зеркал, – сказал я.

– Они бесполезны, – откликнулся Альберт.

– Потому что они в основном тешат наше тщеславие? – поинтересовался я.

– Более того, – ответил он. – Людям, чья внешность так или иначе пострадала в течение жизни, ни к чему смотреть на себя. Иначе они стали бы застенчивыми и не смогли бы сконцентрироваться на самоусовершенствовании.

Я задумался о том, какая внешность у меня, понимая, что, если во мне есть что-то неприятное, он все равно не скажет.

Мы начали подниматься по травянистому склону, и я постарался об этом не думать. Кэти бежала впереди. Я с удовольствием 4 страница. – Что ж. – Она встала подумал о том, какая она ухоженная. Энн была бы так счастлива ее увидеть. Они проводили вместе много времени. Энн буквально не могла выйти из дома без собаки. Бывало, мы подсмеивались над безошибочным чутьем, с каким Кэти догадывалась о намерении Энн выйти из дома. По временам это казалось явно сверхъестественным.

Перебирая в голове эти мысли, я глубоко вдыхал свежий, прохладный воздух. Эта температура казалась для меня идеальной.

– Вот почему это место называют Страной вечного лета? – спросил я, пускаясь в эксперимент, чтобы узнать, понял ли Альберт мой вопрос.

Он понял и ответил:

– Отчасти. Но также и потому, что это место может отразить 4 страница. – Что ж. – Она встала представление каждого человека о совершенном счастье.

– Будь Энн здесь со мной, оно было бы совершенным, – молвил я, не в силах избавиться от мыслей о ней.

– Будет, Крис.

– Тут есть вода? – спросил я вдруг. – Лодки? Так Энн представляет себе небеса.

– Есть и то и другое, – ответил он. Я поднял глаза на небо.

– Здесь когда-нибудь темнеет?

– Не полностью, – сказал Альберт. – Правда, сумерки у нас бывают.

– Почудилось ли это мне, или свет в кабинете действительно потускнел, когда я собирался спать?

– Потускнел, – подтвердил Альберт. – В соответствии с твоей потребностью отдохнуть.

– Ведь это неудобно – когда нет смены дня и ночи 4 страница. – Что ж. – Она встала? Как вы планируете своё время?

– По виду деятельности, – ответил он. – Разве в жизни люди, как правило, делают не то же самое? Время работать, время есть, время отдыхать, время спать?

Мы делаем то же самое – с той разницей, разумеется, что нам не надо есть или спать.

– Надеюсь, и моя потребность во сне скоро отпадет, – сказал я. – Меня не привлекает перспектива видеть сны такого рода, какой только что меня посетил.

– Эта потребность отпадет, – успокоил меня Альберт.

Оглядевшись по сторонам, я недоверчиво присвистнул.

– Полагаю, я привыкну ко всему этому, – сказал я с некоторым сомнением. – Правда, поверить невероятно трудно.

– Ты не представляешь, как долго мне пришлось 4 страница. – Что ж. – Она встала к этому привыкать, – признался Альберт. – Труднее всего было поверить в то, что меня пустили в такое место, которого, по моим понятиям, не существует.

– Ты тоже в это не верил! – воскликнул я с облегчением.

– Верят очень немногие, – продолжал он. – Некоторые произносят пустые слова. Другие даже хотят поверить. Но верят немногие.

Остановившись, я наклонился, чтобы снять ботинки и носки. Подняв, я понес их в руках, когда мы пошли дальше. Трава под ногами была мягкой и теплой.

– Нет необходимости их нести, – сказал Альберт.

– Не хотелось бы захламлять такое красивое место.

Он рассмеялся.

– Не беспокойся, – сказал он. – Через некоторое время 4 страница. – Что ж. – Она встала они исчезнут.

– В матрице?

– Точно.

Я остановился, чтобы положить ботинки на траву, потом догнал Альберта. Кэти легко бежала с нами рядом. Альберт заметил взгляд, который я бросил назад, и улыбнулся.

– Не сразу, – сказал он.

Через несколько минут мы добрались до вершины холма и, остановившись, окинули взглядом пейзаж. При ближайшем рассмотрении можно было сравнить его с Англией – или, возможно, Новой Англией – в начале лета: роскошные зеленые луга, густые леса, красочные островки цветов и искрящиеся ручьи – все это накрыто куполом насыщенного голубого цвета со снежно-белыми облаками. Тем не менее ни одно место на Земле не могло сравниться с этим.

Я глубоко вдыхал 4 страница. – Что ж. – Она встала воздух. Я чувствовал себя совершенно здоровым, Роберт. Прошла не только боль от травм после аварии, но никаких следов боли не было также в шее и пояснице; ты ведь знаешь, у меня были проблемы со спиной.

– Я так хорошо себя чувствую, – признался я.

– Значит, ты смирился с тем, что находишься здесь, – сказал Альберт.

Я не понял и спросил, что это значит.

– Многие люди попадают сюда, убежденные в том, что пребывают в том же физическом состоянии, как и в момент смерти, – объяснил он. – Они считают себя больными, пока не осознают, что попали в место, где болезни сами по себе не существуют 4 страница. – Что ж. – Она встала. Только тогда они становятся здоровыми. Сознание – все, помни об этом.

– И, кстати говоря, – признался я, – похоже, я и соображать стал лучше.

– Потому что тебе больше не мешает физическая субстанция мозга.

Глядя по сторонам, я заметил фруктовый сад с деревьями, похожими на сливовые. Я подумал, что этого не может быть, и у меня в голове возник вопрос.

– Ты сказал, что здесь нет нужды в еде, – сказал я. – Значит ли это, что и пить никогда не хочется?

– Мы получаем питание непосредственно из атмосферы, – ответил он. – Свет, воздух, цвета, растения.

– Так у нас нет желудков, – догадался я. – Нет органов пищеварения.

– В 4 страница. – Что ж. – Она встала них нет необходимости, – согласился он. – На Земле наши организмы извлекают все полезное из пищи, в которой изначально содержится энергия солнца. Здесь мы непосредственно потребляем эту энергию.

– А что происходит с репродуктивными органами?

– У тебя они все еще есть, потому что ты считаешь, что они должны быть. Со временем, когда ты осознаешь их ненужность, они исчезнут.

– Это странно, – сказал я.

Он покачал головой с печальной улыбкой на устах.

– Представь себе людей, чья жизнь зависит от этих органов, – предложил он. – Кто даже после смерти продолжает считать их необходимыми, поскольку не может помыслить о существовании без них. Эти люди не бывают удовлетворенными, никогда 4 страница. – Что ж. – Она встала не достигают совершенства. Это лишь иллюзия, но им от нее не освободиться, и она бесконечно препятствует их прогрессу. Вот что странно, Крис.

– Могу это понять, – признал я. – И все-таки нас с Энн связывали и физические отношения тоже.

– И здесь есть люди, любящие друг друга, которых связывают сексуальные отношения, – сказал он, в очередной раз меня удивив. – Рассудок способен на все, что угодно, – всегда помни об этом. Конечно, со временем эти люди обычно начинают понимать, что здесь физические контакты не столь полны, как при жизни.

– По этой причине, – продолжал он, – нам совсем не следует пользоваться нашими телами; мы 4 страница. – Что ж. – Она встала лишь ими обладаем, потому что они нам знакомы. Стоит захотеть, и мы можем выполнить любую функцию только с помощью сознания.

– Ни голода, – сказал я. – Ни жажды. Ни усталости. Ни боли. Никаких проблем.

– Я бы этого не сказал, – возразил Альберт. – Если не считать снижения потребностей, о которых ты говорил, – и отсутствия необходимости зарабатывать деньги, – все остается прежним. Все те же проблемы. И человеку приходится их решать.

Его слова заставили меня подумать об Энн. Было тревожно думать о том, что после всех перенесенных в жизни невзгод она не найдет здесь отдохновения. Это казалось мне несправедливым.

– Помни, что здесь она найдет и поддержку 4 страница. – Что ж. – Она встала, – сказал Альберт, снова прочитав мои мысли. – Очень продуманную и деликатную.

– Мне бы лишь хотелось дать ей об этом знать, – сказал я. – Никак не могу избавиться от этого чувства опасения за нее.

– Ты по-прежнему разделяешь ее страдания, – откликнулся он. – Надо выкинуть это из головы.

– Тогда я полностью потеряю с ней контакт, – ужаснулся я.

– Это не контакт, – возразил он. – Энн ничего не знает – а тебе это только мешает. Теперь ты здесь, Крис. И в этом все дело.

СИЛА РАЗУМА

Я понимал, что он прав, и, несмотря на постоянную тревогу, старался выбросить тягостные мысли из головы.

– Ходьба пешком – единственный способ перемещения 4 страница. – Что ж. – Она встала здесь? – спросил я, чтобы переменить тему разговора.

– Конечно нет, – ответил Альберт. – У каждого есть собственный способ быстрого перемещения.

– Как это?

– Поскольку здесь не существует пространственных ограничений, – разъяснил он, – путешествие может быть мгновенным. Ты видел, как быстро я к тебе пришел, когда ты позвал меня по имени. Я это сделал, подумав о своем доме.

– И все путешествуют таким образом? – с удивлением спросил я.

– Те, кто хотят, – сказал он, – и могут себе это представить.

– Я не улавливаю.

– Все происходит в сознании, Крис, – напомнил он. – Никогда этого не забывай. Те, кто считает, что транспортировка ограничивается машинами и велосипедами, будут путешествовать на них. Те, кто полагает 4 страница. – Что ж. – Она встала, что единственный способ перемещения – ходьба, будут ходить. Понимаешь, здесь существует огромная разница между тем, что люди считают необходимым, и тем, что действительно необходимо. Если ты внимательно посмотришь вокруг, то увидишь транспортные средства, теплицы, магазины, фабрики и так далее. Все это не нужно, но существует, потому что некоторые люди считают, что эти вещи нужны.

– Ты научишь меня путешествовать в мыслях? – спросил я.

– Разумеется. Все дело в воображении. Представь себя мысленно в десяти ярдах от того места, где ты сейчас находишься.

– И это все?

Он кивнул.

– Попробуй.

Я закрыл глаза и попробовал. Сначала я ощутил вибрацию, потом вдруг почувствовал, что начинаю 4 страница. – Что ж. – Она встала скользить вперед в наклонном положении. Испугавшись, я открыл глаза и огляделся. Альберт был примерно в шести футах позади меня, Кэти бежала рядом, помахивая хвостом.

– Что произошло? – спросил я.

– Ты остановился, – сказал Альберт. – Попробуй еще. Не надо закрывать глаза.

– Это произошло не мгновенно, – заметил я. – Я чувствовал, что двигаюсь.

– Все потому, что это для тебя внове, – объяснил он. – После того как привыкнешь, это будет происходить мгновенно. Попробуй еще раз.

Я взглянул на полянку под березой ярдах в двадцати от нас и представил, как я там стою.

Движение было настолько стремительным, что я с ним не совладал. Издав удивленный вопль 4 страница. – Что ж. – Она встала, я упал на землю, не почувствовав боли. Оглядевшись по сторонам, я увидел, что ко мне с лаем бежит Кэти.

Альберт оказался около меня раньше ее; не знаю, как ему это удалось.

– Ты слишком стараешься, – сказал он со смехом. Я смущенно улыбнулся.

– Ну, по крайней мере, было не больно.

– Больно не будет никогда, – откликнулся он. – Наши тела невосприимчивы к повреждениям.

Я поднялся на колени и потрепал Кэти, когда она ко мне подошла.

– Это ее пугает? – спросил я.

– Нет-нет, она знает, что происходит.

Я поднялся, думая о том, как все это понравилось бы Энн. Представляя себе улыбку на ее лице, когда 4 страница. – Что ж. – Она встала она впервые попробует. Ей всегда нравилось новое, волнующее; нравилось делиться со мной впечатлениями.

Пока ко мне не вернулись мои опасения, я выбрал вершину холма в нескольких сотнях ярдов от нас и мысленно представил, что стою там.

Снова ощущение вибрации; я бы сказал, изменяющейся вибрации. Не успел я и глазом моргнуть, как уже был там.

Нет, не там. Я в замешательстве огляделся по сторонам. Альберта и Кэти нигде не было видно. Что же теперь я сделал не так?

Передо мной вспыхнул свет, и голос Альберта произнес:

– Ты улетел слишком далеко.

Я стал его высматривать. Моргнув раз, другой, я заметил 4 страница. – Что ж. – Она встала его с Кэти на руках прямо перед собой.

– Что это была за вспышка света? – спросил я, пока он ставил собаку на землю.

– Моя мысль, – ответил он. – Мысли тоже можно передавать.

– Значит, я могу послать свои мысли Энн? – быстро спросил я.

– Будь она к ним восприимчива, то получила бы некоторые, – ответил он. – Но, к сожалению, чрезвычайно трудно, если вообще возможно, послать ей мысли.

И снова я постарался заглушить потаенную тревогу, рождавшуюся вместе с мыслями об Энн. Следовало верить словам Альберта.

– А мог бы я мысленно отправиться в Англию? – задал я первый пришедший в голову вопрос. – Я, конечно, имею в виду здешнюю 4 страница. – Что ж. – Она встала Англию; полагаю, здесь она есть.

– Да, действительно, – сказал он. – И ты можешь туда отправиться, потому что делал это в жизни и знаешь, что именно себе представлять.

– Где в точности мы находимся? – спросил я.

– В аналоге Соединенных Штатов, – ответил он. – Человеку свойственно настраиваться на волну своей страны и народа. Дело не в том, что нельзя жить, где захочешь. Важно, что тебе было там комфортно.

– Значит, здесь существует эквивалент каждой страны на Земле?

– На этом уровне, – ответил Альберт. – В высших сферах национального сознания не существует.

– Высших сферах? – Я снова был в замешательстве.

– В доме Творца нашего много покоев, Крис, – сказал он 4 страница. – Что ж. – Она встала. – Ты, например, найдешь здесь особые небеса для каждого направления богословия.

– Какое же, в таком случае, правильное? – спросил я, совершенно сбитый с толку.

– Все, – сказал он, – и ни одно. Буддисты, индуисты, мусульмане, христиане, иудаисты – все имеют свои представления о жизни после смерти, отражающие их верования. У викингов была своя Валгалла, у американских индейцев – охотничий рай, у зелотов – город золота. Все это реально. Все эти понятия являются частью всеобщей реальности.

– Ты найдешь здесь и таких, которые считают бессмертие души чепухой, – продолжал он. – Они колотят по нематериальным столам нематериальными кулаками и фыркают даже при упоминании о жизни вне материи 4 страница. – Что ж. – Она встала. В этом величайшая ирония заблуждений. Помни об этом, – закончил он. – Любое явление в жизни имеет свой аналог в загробной жизни. Это относится как к самым прекрасным, так и к самым отвратительным вещам.

Когда он это сказал, у меня мороз пошел по коже – не знаю почему, да я и знать не хотел. Я торопливо перевел разговор на другое.

– Теперь мне в этой одежде как-то неловко, – сказал я.

Я говорил импульсивно, но, произнеся эти слова, понял, что сказал правду.

В голосе Альберта послышалась озабоченность.

– Не из-за меня ты так чувствуешь?

– Совсем нет. Просто… – Я пожал плечами. – Ну и как же 4 страница. – Что ж. – Она встала мне переодеться?

– Так же, как перемещался в пространстве.

– С помощью воображения, сознания?

Он кивнул.

– Всегда с помощью сознания, Крис. Его значение невозможно переоценить.

– Хорошо.

Закрыв глаза, я представил, что на мне мантия наподобие той, что у Альберта. В тот же миг я снова ощутил ту же вибрацию, на этот раз словно вокруг меня одно мгновение порхали тысячи бабочек. Сравнение неточное, но лучше ничего не могу придумать.

– Получилось? – спросил я.

– Посмотри, – отозвался он.

Я открыл глаза и посмотрел на себя.

И не удержался от смеха. Дома я часто носил длинный велюровый халат, но то, что на мне было в тот момент 4 страница. – Что ж. – Она встала, ничем его не напоминало. Мне стало немного стыдно из-за своей веселости, но я не мог с собой совладать.

– Все нормально, – с улыбкой молвил Альберт. – Многие люди смеются, впервые увидев свою мантию.

– Она не такая, как у тебя, – заметил я. Моя была белая, без пояска.

– Она со временем изменится, как и ты, – сказал он.

– Как это получается?

– Путем наложения ментальных образов на идеопластическую среду твоей ауры.

– А можно еще раз?

Он хмыкнул.

– Попросту говоря, на Земле бывает, что человека делает одежда, здесь же процесс прямо противоположный. Атмосфера вокруг нас отличается податливостью. Она в буквальном смысле воспроизводит изображение 4 страница. – Что ж. – Она встала любой передаваемой мысли. За исключением наших тел, ни одна форма не стабильна, пока концентрированная мысль не сделает ее таковой.

Я лишь снова покачал головой.

– Невероятно.

– Что ты, Крис, – возразил Альберт. – В сущности, вполне вероятно. На Земле перед созданием чего-то материального необходимо создать эту вещь в уме, верно? Когда материя не принимается в расчет, все творение становится исключительно ментальным, вот и все. Со временем ты придешь к пониманию силы разума.

МЕНЯ ВСЕ ЕЩЕ ПРЕСЛЕДУЮТ ВОСПОМИНАНИЯ

Пока мы двигались дальше и Кэти трусила рядом, я начал понимать, что мантия Альберта с золотым пояском обозначает некий его повышенный статус, а моя мантия – статус «новичка».

Он 4 страница. – Что ж. – Она встала опять прочел мои мысли.

– Все зависит от того, кем ты себя мыслишь, – сказал он. – Какую работу выполняешь.

– Работу? – недоуменно спросил я. Он усмехнулся.

– Удивлен?

Я не знал, как ответить на этот вопрос.

– Как-то никогда об этом не думал.

– Как и большинство людей, – сказал Альберт. – Или, если и думали, мысленно представляли себе потусторонний мир чем-то вроде вечного воскресенья. Ничего похожего на правду. Здесь больше работы, чем на Земле. Однако… – Он поднял палец вверх, когда я попытался вставить слово. – Работы, выполняемой добровольно, ради удовольствия ее сделать.

– И какую же работу выполнять мне?

– Тебе решать, – сказал он. – Поскольку нет необходимости 4 страница. – Что ж. – Она встала зарабатывать себе на жизнь, работа должна приносить максимум удовольствия.

– Что ж, я всегда хотел писать нечто более важное, чем сценарии, – признался я.

– Так сделай это.

– Сомневаюсь, что смогу сосредоточиться, пока не узнаю, все ли в порядке с Энн.

– Придется тебе оставить все как есть, Крис, – покачал головой Альберт. – Это вне твоей досягаемости. Нацелься на писательство.

– Какой в этом смысл? – недоумевал я. – К примеру, если здесь ученый напишет книгу о каком-нибудь революционном открытии, какой от этого будет толк? Здесь это никому не понадобится.

– Понадобится на Земле, – сказал он.

Я этого не понял, пока он не объяснил, что на 4 страница. – Что ж. – Она встала Земле ни один человек не совершает в одиночку ничего революционного; все жизненно важные знания поступают из Страны вечного лета – передаются таким способом, что их может воспринять более чем один человек.

Когда я поинтересовался, что он имел в виду под словом «передаются», он пояснил: происходит передача мыслей – хотя ученые здесь постоянно пытаются разработать систему, с помощью которой можно было бы иметь непосредственный контакт с земным уровнем.

– Ты хочешь сказать, вроде радио? – спросил я.

– Что-то вроде.

Эта идея показалась мне настолько неправдоподобной, что надо было все обдумать, прежде чем говорить на эту тему.

– Так когда мне начинать работу? – наконец 4 страница. – Что ж. – Она встала задал я вопрос.

На уме у меня было вот что: полностью погрузиться в какое-то дело, чтобы время шло быстрее и мы с Энн поскорее снова были вместе.

Альберт рассмеялся.

– Дай себе небольшую отсрочку, – сказал он. – Ты только что прибыл. Сначала предстоит усвоить основные правила.

Он улыбнулся и похлопал меня по плечу.

– Я рад, что ты хочешь работать. Слишком многие прибывают сюда с желанием расслабиться. Поскольку потребностей здесь нет, это легко достижимо. Правда, такое существование скоро становится однообразным. Человек может даже заскучать.


documentanqiwar.html
documentanqjdkz.html
documentanqjkvh.html
documentanqjsfp.html
documentanqjzpx.html
Документ 4 страница. – Что ж. – Она встала